Илья Флюгельтауб: «Здесь нечего делать без одержимости»

Илья Флюгельтауб: «Здесь нечего делать без одержимости»

Совсем скоро мы объявим города весеннего тура! А пока — большое интервью с Ильей Флюгельтаубом о концертном бизнесе в России.

Можно ли привезти любимую группу в свой город? Что делать, чтоб концерты не отменялись? Как не дать организатору в вашем городе умереть от депрессии? И главное: как быстро и без лишних заморочек попасть на концерт Alai Oli, если он проходит в другом городе? Читайте нашу беседу!

— Давай начнем с азбуки. Как складывается схема привоза группы?

Группы уровня Alai Oli — это группы, которые могут себе позволить выбирать города. Потому что их публика есть везде. Менеджер группы формирует тур, исходя из своей собственной логики, учитывая множество факторов. Кто-то делает тур по всей России сразу. Кто-то делит страну на части и играет региональные туры. Кто-то любит играть небольшое количество концертов, кто-то сразу заряжает по 30 городов. Здесь все индивидуально.

Важно понимать, что туры и концерты — практически единственная возможность для российского музыканта зарабатывать и жить за счет музыки.

Группа может работать с независимыми промоутерами и организаторами на местах, а может поручить формирование турне букинговому агентству. Вторая схема не очень развита в России, особенно с рок-музыкой. Сейчас такой вариант больше распространен для хип-хопа, для разного рода тяжелой — альтернативной музыки и, конечно, для поп-артистов.

Рок-музыканты же чаще работают с независимыми промоутерами. Людьми, которые уже наладили схему в своем городе. Они знают концертные площадки, знают, где давать рекламу и в какой гостинице селить музыкантов. У них есть постоянный штат специалистов.

— Какие особенности туров у группы Alai Oli?

Alai Oli — это некоммерческий проект. Мы стараемся выступать на концертных площадках, мы хотим делать что-то интересное. Пусть концертов будет меньше, но мы будем делать это качественно. Для нас важно техническое оснащение и важны идейные организаторы, которые понимают наши задачи. Только так можно сделать хорошо всем трем сторонам: и промоутеру, и группе и, конечно, зрителям.

Если сопоставить наш технический райдер и гонорары, которые получает крю и группа, то зачастую техника перевешивает гонорары. Свет, звук, бэклайн — то, как себя чувствует артист на сцене — для нас в приоритете. У нас много техников, все должно работать максимально хорошо. И мы всегда проводим довольно длинный саундчек.

— Почему именно так? Из соображений выгоды?

Для нас важно сделать шоу — только так группа Alai Oli максимально приближается к своему идеальному воплощению. Если касаться финансовой стороны вопроса, то вот что могу сказать: люди платят деньги за концерт и они достойны не только увидеть артиста, они достойны получить атмосферу. Ту магию и тайну, ради которой мы творим, которая сработает только при качественном звуке, как минимум. Для нас это жизненно важно.

Поэтому мы ищем организаторов, которые готовы взяться за наши концерты, которые разделяют наше видение.

— Ты говоришь, что Alai Oli некоммерческая группа. Это значит, что организатор ничего не заработает, потратит время и силы ради идеи? А как же музыканты, их гонорары?

Я исхожу из мысли, что любой труд должен быть оплачен. Кухню я знаю с двух сторон. Как организатор туров в Германии и России, я отлично представляю, как себя чувствует промоутер. Я знаю, как циркулируют деньги и куда они уходят.

В составе группы Alai Oli в основном профессиональные музыканты, которые занимаются только музыкой, живут ей и только ей. Другое дело, что мы не отличаемся огромными неподъемными гонорарами. Это раз. А два — людей в группе связывает прежде всего то, что им нравится делать музыку вместе. Эти два факта позволяют мне утверждать: Alai Oli — независимая и некоммерческая группа.

Что касается организатора. Я всегда рассчитываю, интересен ли концерт для двух сторон и не собираюсь садиться на шею организатору. Конечно, для промоутера важны деньги, но не только. Концерт может быть так же имиджевым, на котором никто не зарабатывает. Это нормальная практика, главное, чтобы она была интересна всем и не стала сюрпризом после самого концерта.

— Что еще для тебя важно, как для директора?

Моя задача — максимально облегчить жизнь организаторам на местах. Ведь в большинстве случаев организаторы — это не просто некие безликие менеджеры, а люди, которые хотят видеть в своем городе качественную музыку, хотят делать действительно необычные концерты и зарабатывать на свой кусок хлеба, а желательно с маслом. Они работают за идею, но при этом не могут не брать во внимание коммерческий вопрос.

Вообще, я против того, чтобы музыкант совмещал функции менеджера. Но я занимаюсь менеджментом в Alai Oli потому, что не могу доверить эту работу никому другому.

— Может быть, так было бы лучше?

Может быть, но как показывает практика — нет. Условной акуле шоу-бизнеса, опытному директору, непонятно, почему мы не играем на корпоративах, на фестивалях, в маленьких барах за хороший гонорар. Я могу его понять как менеджер, но не как участник группы Alai Oli. Наша задача — сделать отличное шоу на высшем уровне, а не «срубить бабла».

Я занялся этим, потому что я горю группой и всем проектом, понимаю его задачи, чувствую. И я уверен, что не творчество надо подгибать под реальность, но наоборот, иначе зачем творчество нужно?

— Вы редко играете в небольших городах. Почему?

Исходя из наших задач, не всегда можно сделать хороший концерт в маленьких городах. Кроме того, для нас важно выстраивать тур таким образом, чтобы не играть концерты каждый день, не делать того, что в шоу-бизнесе называется «чёс». Для кого-то в этом нет ничего плохого, некоторые музыканты отлично чувствуют себя и после двадцати концертов подряд. Но для Alai Oli важно сохранять искренность подачи. Мы очень сильно выкладываемся на концертах, и я считаю, что неправильно давать 10 концертов подряд и брать за это одинаковые деньги. Потому что артист устает, выкладывается и с каждым последующим концертом работает все более на «абы как бы». Получится то же самое, что и давать концерт на плохом звуке. И так и так слушатель будет «в пролете», не говоря уже про музыканта.

Нормально — неприемлемый уровень для нас. Отлично — вот наша цель. Дать публике подышать нашими чувствами и нашей атмосферой.

— Про душу поговорили, вернемся к насущному. Опиши приблизительную финансовую схему обычного концерта?

Финансовая схема несложная. Есть два типа финансового взаимодействия: гонорарный и процентный. Универсального правила нет. Организатор умеет считать, он понимает примерно, сколько ему нужно собрать людей, за что и кому сколько заплатить, чтобы окупить концерт. Все остальное он берет себе. Исходя из этих подсчетов, он понимает, потянет он гонорар или нет. И либо берет артиста, либо не берет. Если берет, то уже заранее понимает, будет ли концерт «имиджевым» или «плюсовым».

Вторая система — процентная. Здесь менеджер группы и организатор работают вместе, на паритетных условиях. Зачастую это бывает выгодно организатору, потому что он почти не рискует своими деньгами, только силами и временем. Исходя из моего опыта, так выгоднее работать с крупными артистами, у которых есть ротация, поддержка на радио и по телевидению. Когда заранее понятны сборы — стадионы, например.

На деле бывает все не так просто. Ведь менеджер группы незащищен. Нередко случается следующим образом: у организатора какой-то затык с ресурсами, и он, понимая, что количество проданных билетов уже окупает затраты на рекламу, зал и аппарат, просто перестает дальше работать. А группа в итоге играет концерт в полупустом зале, ест овсянку и спит в дешевом хостеле. Не всегда менеджер может отследить КПД организатора и понять, насколько он заинтересован.

Лень организатора — бич шоу-бизнеса. Поэтому менеджеру лучше и спокойнее работать за гонорар.

— Почему инди-коллективы появляются даже в миллионниках не каждый год?

Я считаю, основная проблема в том, что организаторов сейчас очень много «развелось» и рынок концертов перенасыщен. Возьмем среднестатистического слушателя. В концертный период, то есть с сентября по апрель, он сталкивается с проблемой — на что сходить? Сейчас приезжает очень много групп. Слушатель ведь универсален. Ничто не мешает тебе слушать Alai Oli, Sun Say и, например, группу IOWA. Вопрос — на что идти, если ты простой студент? Купить билет за 1000 рублей раз в полгода — это нормальная трата. Но если все эти три артиста приезжают в один уикенд?

Я знаю эту специфику, и поэтому снова говорю: лучше мы будем приезжать редко, но метко. Лучше мы привезем то, что вы действительно не сможете и не захотите пропустить. Мы практически никогда не повторяем программу дважды без изменений, всегда присутствуют «интересные и заманчивые нюансы».

А вообще, в некоем идеальном мире организаторы даже разных уровней договариваются между собой, чтобы всем хватало работы и никто не мешал друг другу.

— Ну а если я все-таки очень хочу на Alai Oli, а они всё не едут?

Вот это вопрос в точку, важный и не дающий мне покоя последний год.

Нам очень часто пишут из разных городов. Это дико приятно и очень важно для нас. Но это не всегда возможно. Поэтому сейчас я нашел некое европейское решение вопроса, мы хотим сделать поездки на концерты в соседние города на автобусах. В идеале схема выглядит так: ты садишься в своем городе в автобус и, скажем, через 5-6 часов попадаешь на концерт группы в другом городе.

В стоимость приобретенного билета мы планируем включить место в автобусе. Всё просто: ты получаешь настоящее приключение: дорогу плюс общение с людьми, близкими тебе по духу, новые знакомства. Такими тусовками сейчас живет пол-Европы, существуют агентства, занимающиеся исключительно организацией автобусных поездок на концерты. У нас пока такого рода бизнесом активно отличается только Калининград, в силу своего расположения и находчивости горожан.

Сейчас я занят тем, чтобы организовать все максимально комфортным для всех способом. К этому весеннему туру можем не успеть все организовать как следует, так как это презентация нового альбома. Много сил и времени уходит на другие вопросы, но к осени точно этот вопрос будет на первом месте.

— Почему концерты иногда отменяются?

Поверьте, это не любит никто — ни группа, ни организаторы, ни слушатели. Однако это случается. Основная причина — плохая предпродажа билетов. Никто не может рисковать в данной ситуации. Предпродажа решает всё, особенно при работе с независимыми организаторами.

Порой концерт отменяется по причине нечистоплотности организатора. Действует и обратная сторона — менеджеры групп тоже не святые. Обманы, неадекватность, невыход на связь и прочее. Порой случаются и форс-мажоры: например, болезни. Благо, это не такое частое явление.

Однако основная причина — плохая предпродажа. Если говорить про Alai Oli, то отмена наших концертов была по этой причине (слава Богу, таких случаев на моей памяти было очень мало). Я не могу подставлять организаторов. Если бы менеджеры группы были беспощадными террористами, которые несмотря на плохие предпродажи устраивали бы концерты, то все промоутеры в городах давно бы уже вымерли от голода и депрессии, а группы играли бы в пустых залах.

Именно поэтому я бы хотел «призвать» людей не пренебрегать предпродажей и по возможности заранее брать билеты. Во-первых, вы тем самым упростите жизнь организатору, а во-вторых, придадите уверенности группе. Ведь всегда приятнее ехать туда, где ты точно знаешь, что тебя ждут.

Можно ли зарабатывать на привозе хорошей музыки?

Начать такой бизнес сложно. Он требует огромного количество времени, выдержки и опыта. Важно понимать и особенность этого рынка. Делать все концерты в плюс — невозможно. Отсюда вопрос — можешь ли ты позволить себе минус? Это сложно без финансового буфера.

Лучший вариант для молодого человека — начинать работать на дядю. Набраться опыта, не рискуя при этом своими деньгами. Пронюхать сферу, пройти все круги ада: провалы, капризных артистов, форс-мажоры. Не могу судить в полной мере, но я считаю, что сейчас не лучшее время начинать такое дело с нуля, особенно, если у тебя нет другого бизнеса, который служил бы страховкой. Гигантский респект всем тем, кто продолжает заниматься концертами в провинциях!

Главное же, конечно — здесь нечего делать без идеи, полной самоотдачи и одержимости. Ни на сцене, ни за сценой.